1914

                                  Т. С.

 

Зима. Меха. Безудержная пляска

Разгорячённых, с лёгким паром, губ.

По ледовитой темени салазки

За лошадьми доверчиво бегут.

 

Колонны. Мост. От мала до велика

Вдоль улицы пешком идут дома,       

И голос твой, весь в отблесках и бликах,

Рассыпался на смех и на слова.

 

Да, этой ночью окаянной, снежной,

Меня своим отказом окатив,

Ты с вызовом поправила небрежно

Заснувшего песца поверх груди.

 

Откинулась назад. Скрестила руки.

О, безнадёжно-серые глаза!

Вас самоцветами солдаты разворуют

И спустят в карты, походив с туза.

 

Лёд. Колея. Молчишь? Я всё приемлю…

Днём эшелон отправится туда,                                     

Где новобранцами на стынущую землю

С разбега падают калёные снега…

 

Ночь при смерти. Созвездья глухо стонут.

Мне страшно. Он меня не оградил -

Твоей рукой мне вложенный в ладони

Нательный крест, остывший на груди.                                        

 

И вижу я, хватая снег губами:        

На голубого спящего песца

Ложится снег и гаснет…

                                  гаснет пламя

Твоих мехов у бледного лица.