Саломея

А.А

 

Меха и платье смяты… Вечер.

Твой взгляд ветхозаветной тьмы

И недоверчивые плечи          

Непререкаемо горды.  

 

Вздохнули волосы протяжно,

Их разметало, размело,

И с плеч сползли неловко, тяжко,

Как перебитое крыло.

 

Какая слаженная сила

В противоборстве наших губ!

Мы их, как чаши, подносили

И, не сговариваясь, вдруг

 

Края навстречу наклоняли…

Тогда соткалась гуще мгла

И зазмеилась - у окна ли? -

Нет, за кромешным льдом окна.

 

Звёзд перепуганная стая,

Внизу - теней резной излом…

Тела в ночи переплетались

Нерасшифрованным письмом:

 

Пророчества, предначертанья,

Изображенья верениц

Рабов, ведомых на закланье,

Всех имена: царей, цариц…

 

Верблюды, пленных караваны…

Все - через тьмы и времена

Тянулись шествием туманным

Из ниоткуда - в никуда.

 

Твоя душа – душа пустыни.

Как раскалённый снег, пески

На дне зрачков Твоих застыли…

Они мне кажутся узки…

 

 Они сужаются…  И змеи

Твоих расхристанных волос

Шипят и вьются…

                                - Саломея! -

Тебя - познать мне довелось,

 

Тебя - испить мне…

                                  - Саломея! -

 

На полумёртвом языке

Тебя назвал я, леденея… 

 

- Что утаила Ты в руке? -

 

 

Тьма заливает изголовье…

Вот поступь полночи слышна…

Покорно, с тяжестью воловьей,

Склонила голову луна.

 

Лишь угол спальни серебрится…

В нём тишина пустует и,

Как крыльями морская птица,

Губами воздух охватив,

 

В которых задохнулось имя,

Бледна, покойна, тяжела,

На ложе, как на блюде, стынет

Отрезанная голова.